454091, г. Челябинск, пр. Ленина 21В, офис 716, тел. (351) 775-49-30, 775-49-36, 8-922-01-06-999

Разное

Практика применения указанной нормы арбитражными судами свидетельствует о том, что проблема доказывания виновности является основной при рассмотрении подобных дел. В подавляющем большинстве случаев суды отказывают в удовлетворении исков о привлечении к субсидиарной ответственности именно по причине недоказанности вины лица, привлекаемого к ответственности.

Например, определением Арбитражного суда г.Москвы от 02.11. 2010 г. по делу № А40-34193/08-101-80 установлено следующее.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 08.04.2009г. по делу № А40-34193/08-101-80«Б» закрытое акционерное общество Комплексное Многофункциональное Многопрофильное Предприятие «Метрополитеновец» (115280, Москва, Автозаводская пл., д. 16, корп. 2; ИНН 7726266194) признано несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство сроком на 6 месяцев, конкурсным управляющим утверждена Бирюкова Н.В. Определениями суда конкурсное производство дважды продлевалось сроком на 6 месяцев.

Конкурсный управляющий ЗАО КММП «Метрополитеновец» обратился в Арбитражный суд г.Москвы с заявлением о взыскании в порядке субсидиарной ответственности денежных средств в размере 19 491 780,71 руб. солидарно с ответчиков Махмутова А.И., Литвинова М.В. и Ополинского М.Э. со ссылкой на ст.ст.56, 91 399, 401 ГК РФ, ст.89 ФЗ «Об акционерных обществах», ст.ст.9, 10, 129 ФЗ «О банкротстве».

Согласно реестру требований кредиторов ЗАО КММП «Метрополитеновец» на 17.02.2010 г. включены требования кредиторов в размере 19 677 499,76 руб. Имущества для удовлетворения требований кредиторов выявленного в ходе конкурсного производства не достаточно для удовлетворения требований кредиторов. В соответствии с расчетом исковых требований размер субсидиарной ответственности ответчиков составляет 19 491 780,71 руб.

ФНС России поддержала заявление конкурсного управляющего, выразила мнение о привлечении ответчиков к субсидиарной ответственности по основаниям ст.ст.9, 10 ФЗ «О банкротстве», в связи с тем, что руководитель должника не обратился в суд с заявлением о банкротстве.

Суд установил, что основными направлениями деятельности должника согласно уставу являлись осуществление розничной торговли печатной продукцией, канцелярскими товарами, аудио-, видеокассетами, организация рекламы в устной форме, в периодических изданиях, наружная реклама, торгово-посредническая деятельность, транспортные и экспедиционные услуги и другие виды деятельности.

Учредителями и акционерами должника являются:

- Махмутов Андрей Игоревич (являлся исполнительным директором)

- Литвинов Михаил Валентинович (в период с 01.04.1998г. по август 2007г. являлся генеральным директором должника)

- Ополинский Михаил Эдуардович (являлся коммерческим директором)

Согласно п. 3 ст. 3 ФЗ «Об акционерных обществах» если несостоятельность (банкротство) общества вызвана действиями (бездействием) его акционеров или других лиц, которые имеют право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, то на указанных акционеров или других лиц в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Статья 2 ФЗ «О банкротстве» дает понятие лица, контролирующего должника — лицо, имеющее либо имевшее в течение менее чем два года до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника.

В соответствии с абзацем 2 пункта 3 ст. 56 ГК РФ, если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для исполнения этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

В силу положений ст. 10 ФЗ «О банкротстве» на контролирующих должника лиц в случае недостаточности имущества для удовлетворения требований кредиторов может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам в случае, если указанные лица действовали недобросовестно и неразумно. При этом руководитель должника несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если документы бухгалтерского учета и отчетности отсутствовали к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о банкротстве или не содержали информацию об имуществе и обязательствах должника.

Таким образом, с учетом указанных выше норм закона и ст. 399, п.1 ст. 401 ГК РФ контролирующие должника лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности по обязательствам должника при наличии вины в их действиях (бездействиях).

Из материалов дела, объяснений сторон следует, что признаки преднамеренного банкротства должника отсутствуют. Кредиторская задолженность образовалась вследствие не оплаты полученной журнальной продукции по договорам поставки.

Договоры займа и поручительства не заключались, векселя должником не выдавались.

Руководителем должника была передана конкурсному управляющему вся документация должника и имеющееся имущество. Исполнительный лист конкурсному управляющему по данным обстоятельствам не выдавался. Иски о признании сделок должника недействительными не предъявлялись, заявления о привлечении к уголовной ответственности ответчиков не подавались. Деятельность предприятия была приостановлена в связи с принятием постановления Правительства Москвы о запрете торговли с 1 октября 2004 г. журнальной продукции с рук и лотков на территории метрополитена. Вывод активов должника действиями ответчиков не установлен.

При указанных обстоятельствах суд пришел к выводу об отсутствии вины ответчиков и причинной связи между действиями, указаниями ответчиков и банкротством должника, поскольку истцом не представлены доказательства совершения ими виновных действий, повлекших банкротство должника и невозможность удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр. В связи с этим отсутствуют основания для привлечения к субсидиарной ответственности ответчиков.

Необходимо отметить, что существуют отличия по привлечению к субсидиарной ответственности за доведение предприятия до состояния банкротства применительно к предприятиям с частным капиталом и применительно к госу­дарственным или муниципальным предприятиям. В последнее время прослеживаются тенденции привлечения к субсидиарной ответственности учредителей госу­дарственных или муниципальных предприятий в случаях изъятия имущества, обеспечивающего хозяйственную деятельность таких предприятий.

В данном контексте интересно для рассмотрения дело по иску Открытого акционерного общества «Кольская горно — металлургическая компания» к Администрации муниципального образования город Полярные Зори Мурманской области  о взыскании 10 317 922 руб. 64 коп. в порядке субсидиарной ответственности.

Арбитражным судом Мурманской области при рассмотрении дела №А42-5855/2007 установлено, что в соответствии со статьей 113 ГК РФ, унитарным предприятием признается коммерческая организация, не наделенная правом собственности на закрепленное за ней собственником имущество. Имущество унитарного предприятия является неделимым и не может быть распределено по вкладам (долям, паям), в том числе между работниками предприятия. Имущество государственного или муниципального унитарного предприятия находится соответственно в государственной или муниципальной собственности и принадлежит такому предприятию на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.

Как следует из материалов дела, Главой администрации г. Полярные Зори 12.04.1994 г. утвержден договор о закреплении за ММП ЖКХ имущества, являющегося муниципальной собственностью, на праве хозяйственного ведения, перечень которого отражен в пункте 1 договора.

Согласно пункту 7 статьи 114 ГК РФ, собственник имущества предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, не отвечает по обязательствам предприятия, за исключением случаев, предусмотренных п. 3 ст. 56 ГК РФ.

В соответствии с п. 3 ст. 56 ГК РФ, учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечают по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ либо учредительными документами юридического лица.

Если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

В соответствии с п. 2 ст. 10 ФЗ «О банкротстве», в случае банкротства должника по вине его учредителей (участников) или иных лиц, в том числе по вине руководителя должника, которые имеют право давать обязательные для должника указания либо имеют возможность иным образом определять его действия (преднамеренное банкротство), на учредителей (участников) должника — юридического лица или иных лиц в случае недостаточности имущества должника может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Аналогичная норма содержится в п. 4 ст. 10 ФЗ «О банкротстве»

Как следует из п. 22 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации №6/8 от 01.07.1996 г. «О некоторых вопросах применения части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», при разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (ч.2 п. 3 ст. 56 ГК РФ), суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями. К числу лиц, на которые может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам признанного несостоятельным (банкротом) юридического лица, относятся, в частности, лицо, имеющее в собственности или доверительном управлении контрольный пакет акций акционерного общества, собственник имущества унитарного предприятия, давший обязательные для него указания, и т.п.

Как следует из заключения ТО ФСФО России в Мурманской области №ЛН-3933 от 30.12.2002 г. «О наличии (отсутствии) признаков преднамеренного и (или) фиктивного банкротства ММП ЖКХ, поскольку обеспеченность требований кредиторов ухудшилась, и сделка по отчуждению имущества противоречит существующим рыночным условиям, нормам и обычаям делового оборота, так как совершена с заведомо невыгодными условиями (не сопровождалась эквивалентным сокращением задолженности), то, в соответствии с требованиями, установленными распоряжением ФСДН РФ №33-р, экспертиза представленных документов позволяет сделать вывод о том, что признаки преднамеренного банкротства ММП ЖКХ г. Полярные Зори усматриваются.

В период процедуры конкурсного производства конкурсный управляющий обратился в суд с иском к Администрации г. Полярные Зори о признании недействительным Постановления от 07.05.2002 г. №247 «О передаче муниципального имущества в хозяйственное ведение в МУП МКХ».

Решением Арбитражного суда Мурманской области от 11.11.2005 г. по делу №А42-1162/2005, оставленным в силе Постановлением Тринадцатого Арбитражного Апелляционного Суда от 20.03.2006 г., в иске конкурсному управляющему было отказано на том основании, что изъятие имущества и его последующая передача МУП МКХ произошли с согласия предприятия.

При этом суд сослался на п. 1 ст. 235 ГК РФ, предусматривающий возможность прекращения права собственности путем отказа от имущества.

Однако, п. 3 ст. 299 ГК РФ предусматривает возможность прекращения права хозяйственного ведения в случаях правомерного изъятия имущества у организации по решению собственника. Действующее законодательство (п. 2 ст. 296 ГК РФ) предусматривает такие случаи только в отношении прекращения права оперативного управления путем изъятия имущества. Эти случаи касаются изъятия излишнего, неиспользуемого или используемого не по назначению имущества, закрепленного за казенным предприятием или учреждением. Данные случаи свидетельствуют о том, что изъятие имущества не может быть признано правомерным, если приводит к прекращению деятельности предприятия.

ММП ЖКХ г. Полярные Зори признано банкротом непосредственно после прекращения использования спорного имущества. При этом ответчики не оспаривали тот факт, что изъятое по постановлению главы муниципального образования г. Полярные Зори №247 от 07.05.2002 г. имущество использовалось для осуществления уставной деятельности ММП ЖКХ по техническому обслуживанию и ремонту объектов недвижимости, дорог, инженерных коммуникаций и поставки тепловой энергии.

Довод ответчиков о добровольном отказе должника от права хозяйственного ведения на имущество и по этой причине правомерность принятия постановления об изъятии имущества, не признан судом правомерным, так как предприятие вправе распоряжаться своим имуществом только в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, цели, предмет и виды которой определены уставом.

В соответствии со ст. 168 ГК РФ, сделка по прекращению права хозяйственного ведения ММП ЖКХ г. Полярные Зори имуществом, оформленная посредством постановления главы муниципального образования г. Полярные Зори от 07.05.2002 г. является ничтожной независимо от того, совершена ли она по инициативе предприятия (ММП ЖКХ) либо по решению или с согласия собственника.

Решением Арбитражного суда Мурманской области от 21.01.2003 г. по делу №А42-5573/2002 о признании ММП ЖКХ банкротом суд признал невозможность восстановления платежеспособности предприятия, так как оно фактически не осуществляет финансово — хозяйственную деятельность, у него отсутствует трудовой коллектив и имущество, которое участвует в основном производственном процессе.

Изъятие имущества, принимавшего непосредственное участие в хозяйственной деятельности ММП ЖКХ полностью исключило возможность осуществления предприятием уставных функций (п.1.4 Устава) и предопределило банкротство предприятия.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что именно действиями ответчика, Муниципального образования город Полярные Зори (собственника имущества ММП ЖКХ), приведшими к невозможности использования имущества собственника по целевому назначению, стало возможно банкротство ММП ЖКХ, причинно-следственная связь доказана полностью.

Исковые требования ОАО «Кольская ГМК» удовлетворены за счет ответчика Муниципального образования город Полярные Зори, так как собственником имущества должника принималось решение об изъятии имущества.

Кроме того, в соответствии с пунктом 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 г. №23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации», при разрешении споров по искам, предъявленным кредитором государственного (муниципального) учреждения (далее — учреждение) в порядке субсидиарной ответственности, надлежит исходить из того, что по смыслу пункта 1 статьи 161 БК РФ с учетом положений ст. 120 ГК РФ  учредителем и собственником имущества учреждения, а также надлежащим ответчиком в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам этого учреждения является соответствующее публично — правовое образование, а не его государственные (муниципальные) органы. При удовлетворении указанных исков в резолютивной части решения суда должно указываться о взыскании денежных средств за счет казны соответствующего публично — правового образования, а не с государственного или муниципального органа.

Размер субсидиарной ответственности по иску конкурсного управляющего определяется в соответствии с абз. 2 п. 5 ст. 129 ФЗ «О банкротстве» как разница между общим размером требований кредиторов и размером сформированной конкурсной массы.

Однако, размер субсидиарной ответственности по иску кредитора, заявленному по завершении процедуры конкурсного производства, по смыслу норм о субсидиарной (дополнительной) ответственности должен определяться размером требований, установленных, но не удовлетворенных в ходе конкурсного производства. В ходе производства по делу о банкротстве не было удовлетворено требование ОАО «Кольская ГМК» на сумму 10 255 047 руб. 40 коп.

Таким образом, суд принял решение исковые требования Открытого акционерного общества «Кольская ГМК» удовлетворить. Взыскать с Муниципального образования город Полярные Зори с подведомственной территорией за счет казны Муниципального образования город Полярные Зори с подведомственной территорией в пользу Открытого акционерного общества «Кольская ГМК» в порядке субсидиарной ответственности 10 255 047 руб.40 коп.

Суд первой инстанции удовлетворил иск к муниципальному образованию, придя к выводу о наличии в деле доказательств, подтверждающих, что изъятие имущества, используемого в хозяйственной деятельности предприятия ЖКХ, полностью исключило возможность осуществления им своих уставных задач и привело его к банкротству.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.09.2009 г. решение суда первой инстанции от 05.06.2009 г. отменено, в иске отказано полностью. Отменяя это решение, суд апелляционной инстанции счел, что отсутствует причинно-следственная связь между действиями администрации и наступлением банкротства предприятия ЖКХ, поскольку у этого предприятия до изъятия имущества имелась кредиторская задолженность, значительно превышающая стоимость изъятого имущества.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа согласился с этим выводом и постановлением от 23.12.2009г. постановление суда апелляционной инстанции от 16.09.2009 г. оставил без изменения.

Однако Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении №4838/10 от 12.10.2010 г. установил, что суды апелляционной и кассационной инстанций не учли следующее. Согласно письмам Территориального органа Федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству России по Мурманской области от 20.11.2001 г. и от 05.03.2002 г. до изъятия имущества постановлением № 247 предприятие ЖКХ в 2001 году имело признаки несостоятельности, но продолжало осуществлять уставную деятельность, в ходе которой по результатам I квартала 2002 года получило прибыль и снизило кредиторскую задолженность.

В заключении территориального органа ФСФО от 30.12.2002 г. и отчете конкурсного управляющего предприятием ЖКХ содержится вывод о наличии признаков преднамеренного банкротства этого предприятия в связи с изъятием у него имущества на основании постановления № 247.

Имея полную информацию о финансовом состоянии предприятия ЖКХ, администрация изъяла из его хозяйственного ведения основные производственные активы, что привело к прекращению хозяйственной деятельности этого предприятия, его банкротству, невозможности принятия мер по восстановлению платежеспособности и нарушению прав его кредиторов.

В соответствии с п. 3 ст. 56 ГК РФ, если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана собственником его имущества или лицом, которое имеет право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеет возможность определять его действия, на такое лицо может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам юридического лица.

При указанных обстоятельствах Президиум согласился с выводами суда первой инстанции о наличии причинно-следственной связи между действиями администрации и банкротством предприятия ЖКХ и, следовательно, о наличии оснований для удовлетворения искового требования в соответствии с п. 3 ст. 56 ГК РФ.

Таким образом, оспариваемые судебные акты отменены как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права. Содержащееся в указанном постановлении Президиума ВАС РФ толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел.

Октябрь 11, 2010